Николай Чигарёв: «В истории остаются первые. Вторые уже не остаются»

О нынешнем тренере ГК «Мотор» Николае Николаевиче Чигарёве можно
говорить долго. Это человек, который добился в гандболе больших успехов
не только как игрок, но и как тренер; человек, который не просто
завоевал самые почётные спортивные титулы, но и воспитал множество
профессионалов высокого уровня. До того, как прийти в команду «Мотор»,
Чигарёв занимал должность главного тренера мужской сборной России по
гандболу. В Запорожье его пригласили год назад, и уже за один сезон
Николай Николаевич сумел вывести команду на более высокий уровень.
Именно под его руководством «моторовцы» заняли второе место на
Чемпионате Украины в сезоне 2011/2012 гг., хотя раньше подняться выше
четвёртого места команде не удавалось. Перед тем, как отправиться на
интервью с Николаем Николаевичем, я, конечно же, поинтересовалась, что
это за человек. Рассказать о нём могли не многие, на мои вопросы ребята
отвечали сдержанно, предварительно смерив меня осторожным взглядом.
«Очень строгий…», — как-то неуверенно говорили они. Поэтому на встречу с
главным тренером «моторовцев» я ехала немного взволнованная, – какой же
он на самом деле, этот Чигарёв?

Заметив Николая Николаевича в коридоре запорожского спорткомплекса «Стрела», я решительно направилась к нему навстречу, но чувство волнения только росло. «Очень строгий» — вот всё, что было в моей голове. «Ну что ж, ни пуха…» — сказала я себе, пытаясь вспомнить, о чём же хотела поговорить с этим человеком. Но, как оказалось, моё волнение было лишним. Когда я подошла к нему и представилась, я увидела мягкий и добрый взгляд, а сам Николай Николаевич приветливо и радушно согласился уделить мне немного времени. «Добрый человек», — почему-то первым делом подумала я, и это придало мне уверенности. Именно с этой уверенностью я и отправилась говорить с Чигарёвым о деле всей его жизни – о гандболе.

— Николай Николаевич, после окончания своей игровой карьеры Вы тренировали студенческую команду. Сейчас Ваши подопечные – это профессионалы, мастера спорта международного класса. Скажите, отличается ли подход к тренировочному процессу у начинающих спортсменов и у тех, кто уже добился больших спортивных успехов?

— Прежде всего, стоит сказать, что, в принципе, общая схема тренировочного процесса что с детьми, что с основной командой не меняется. Всё зависит от их опыта и подхода. То, что с детьми начинаешь с первых шагов обучения, у мастеров уже — усовершенствование этих качеств, технических, физических, специальной подготовки и так далее. Только этим отличается. А сам подход, он систематизирован, что у детей, что уже у среднего, у старшего возраста, что у команды мастеров. Надо понимать, чего ты хочешь от этих детей добиться и, прежде всего, надо ставить с первых шагов сразу технику обучения, что в гандболе, по наблюдениям, за последние 15-20 лет не делается.
   Ещё в советские времена тренера чему-то учили, что-то давали. Техника ловли мяча, техника передачи, броска – это основы, будущее гандбола. На данный момент мы тренируемся по три раза в день, тренируемся совершенствовать эти качества с индивидуальным подходом, пытаемся навязать им правильную технику ловли, правильный бросок, поворот. То, что за времени перестройки, вот за эти двадцать лет, было упущено, приходится сейчас нагонять со взрослыми ребятами.
У детей больше технической и физической подготовки, а уже у команд-мастеров, в основном, тактический принцип должен соблюдаться; они готовы и индивидуально, и технически, и физически. Поэтому здесь разница только в этом.

— А каково это – работать с профессионалами? Не проще ли брать детей и из них что-то лепить?

— Это время, большое время. Тренера, они тоже отличаются. У одного хорошо получается с детьми, у другого – со средним возрастом, у третьего – с более взрослыми и так далее. Этот переход, он соблюдается. Чем выше уровень тренера, тем больше он должен знать об этапах подготовки команды.

— Я знаю, что Вы тренировали национальную сборную России по гандболу. Поступали предложения тренировать украинскую команду?

— Нет, украинскую – нет. В другие страны приглашали, но я отказался, согласился вот работать с «Мотором».

— А по каким соображениям отказались?

— Ну, уже нет желания. Иногда, знаете, как-то становится обидно, что тренеры, наши грамотные тренеры, внутри страны не нужны. Предположим, Китаю и другим восточным странам нужны. А наши дети никому не нужны. Так я, наверно, свой пятидесятилетний опыт работы в гандболе лучше передам нашим детям, чем другим. Я ведь работал в Ираке, в Ливии, в Греции. И предлагали во Вьетнам, и в Китай. Но, вот так посмотришь – наших детей никто не учит, а там я свой опыт передаю. И тренерам передаю, и детям передаю. И думаешь: эти же дети наших потом будут обыгрывать в итоге. Не охота…

— Как Вы думаете, почему в России уровень гандбола выше, чем в Украине?

— Я так не считаю. Я бы не сказал, что уровень России намного выше украинского. Я могу привести конкретный пример с «Мотором». Год назад я привозил команду училища олимпийского резерва, вторую команду. Мы тогда спокойно играли с «Мотором», выигрывали у них. В общем-то, проблем не было. Прошёл год, всего год. На данный момент команда «Мотор» спокойно может играть за 1-2 место в чемпионате России, за 1-2 место в Белоруссии, за 1-2 место в Украине. А всего год прошёл. Так в чём суть? Суть, видимо, в работе, в отношении к работе, в желании. Я не говорю, что легко работать, сейчас вот у нас трёхразовые тренировки. Конечно, ребятам тяжело. Но каждый этап требует определённой самоотдачи. Мы сейчас уже готовимся к кубковым играм, потому что в кубковых играх надо обязательно показать себя, зарекомендовать себя, кроме чемпионата Украины. Поэтому сейчас у нас идёт усиленная подготовка.

— Давайте поговорим немного об Олимпиаде. Всем известно, что Олимпийские игры – это своего рода показатель уровня подготовки сборной страны в том или ином виде спорта. В этом году, к сожалению, Украина не была представлена гандбольной сборной. Из-за этого у многих складывается мнение, что гандбол остановился в своём развитии. Если футбол, баскетбол — на слуху, то о гандболе широкой аудитории мало что известно.

— Это, прежде всего, знаете, тянется ещё с советских времён, когда самым медалеёмким видом спорта был гандбол. Обязательно и мужские и женские гандбольные команды принимали участие в Олимпийских играх, в чемпионатах мира, чемпионатах Европы. Или, предположим, 5 европейских кубков – все были выиграны советскими командами. Представляете, все 5 кубков были в Советском Союзе. Вот такой высокий был уровень.
   Но сейчас не нашлось такого человека, который мог прорекламировать этот вид спорта, поднять его на определённый уровень, создать вокруг него эйфорию. Есть спорт, ну и ладно. Выиграли золотые медали, и хорошо. С 1976 года и по 2008-й практически постоянно были медали, медали, медали. За времена перестройки, когда распался Советский Союз, гандбол также распался. Потому что лучшие игроки уехали заграницу, лучшие специалисты уехали заграницу, а здесь вот эта ностальгия продолжается по настоящее время. Тренерам не платят большие деньги, молодёжь не хочет  идти работать тренерами, потому что зарплаты настолько мизерные.
   В дальнейшем, я считаю, должна создаваться государственная программа. Детей надо одеть, обуть, заинтересовать, проводить различные турниры внутри страны, международные турниры, по разным возрастам. Тогда гандбол снова будет подниматься. На данный момент этот вид спорта очень бедный, что в России, что в Белоруссии, что в Украине. Настолько нищий, что на него никто не обращает внимания.
Раньше был естественный отбор. Брали детишек, с каждой республики по одному. Было пятнадцать республик, с каждой по одному человеку – уже сборная, национальная сборная Советского Союза. Лучшая система была советская, именно для развития детей, их подготовки, начиная от уровня набора и заканчивая высшим спортивным мастерством. Это было интересно и для тренеров, и для детей. Устраивались всевозможные соревнования, выезды, экипировка; вырабатывалась идеология, патриотизм, честь, долг перед страной. Сейчас это ушло куда-то в сторону, ценности перевели к деньгам. Но есть ведь ещё собственный народ.

— В прошлом году Ваша команда взяла серебро чемпионата Украины, хотя целью были только золотые медали, только первое место турнира. Скажите, команде не хватило немножко везения, или дело в чём-то другом?

— Нет, почему, у нас была возможность… Сейчас судить об этом трудно: во-первых, команда в том году была собрана из ребят с I разрядом, у нас были перворазрядники, которые заняли 2 место на чемпионате Украине, вошли в восьмёрку чемпионата Кубка Европы. А на самом деле они даже не мастера спорта и даже не чемпионы города Запорожья. Двенадцать человек только после чемпионата получили звания мастеров спорта.
   Мне пришлось тяжело, ребятам, конечно, тоже было трудно. Для них это было интересно, и они отдавались по полной. Нельзя сказать, что кто-то сачковал или кто-то не работал, нет. Им самим было интересно, как на таком уровне выйти и сражаться со всеми командами на равных.
Чего-то не хватило в конце сезона. Был шанс зацепиться за первое место, но где-то судейство было необъективно, с Полтавой нам дважды не дали выиграть, что-то ещё… Таких ситуаций ребята и не выдержали. Немножко где-то не хватило и опыта, и индивидуального мастерства, чтобы вытаскивать вот эти последние игры. С Портовиком мы выдержали, в ничью сыграли, а потом с «ЗТР» и с Полтавой мы две игры проиграли, а не должны были этого делать. Надо было сражаться, надо было играть. И там 2-3 мяча проиграли, и там несколько мячей. В общем-то, и немного с одной стороны, и по сезону они больше всех и забили, меньше всего пропустили.
   Но ничего страшного. Ребят в этом году переукомплектовали, сейчас стоит задача – выйти первыми в групповых турнирах на чемпионате Европы. Будем стараться. Без поражений ведь не бывает побед.

— Николай Николаевич, а какое своё поражение как тренера и как игрока Вы считаете самым обидным? Вы помните такое?

— Как тренера, можно сказать, это поражение на чемпионате мира среди студентов. В качестве тренера в 1987 году я возил сборную СССР в Румынию. Мы финальную игру проиграли, 23:30 в пользу сборной Румынии.   Как игрока… Была такая интересная игра у нас с Гуммерсбахом в Кубке Европы, когда мы сыграли на их поле 13:13. Там на нас судьи очень давили, не давали возможности оторваться, но всё равно нашли варианты, чтоб закончить игру вничью. Мы закончили со счётом 13:13 и в полуфинал не вышли. Команда МАИ играла против команды Гуммерсбаха. Это практически две сборные: сборная Германии, в то время ФРГ, и частично сборная Советского Союза. На своём поле мы сыграли 22:22, а там, на выезде, 13:13. Вот представьте, насколько напряжённая была игра. Это был интересный матч, но судьи сделали своё дело. Мы вели всю игру, но всё равно арбитры не дали нам её выиграть. За три минуты до конца игры выключили табло…

— Почему?

— Ну, раньше так можно было. Чтоб контрольного времени не было. Потом у нас был мяч, судьи показали, что остаётся 40 секунд. Три паса мы друг другу отдали, и прозвучал финальный свисток.

— За 40 секунд всего три паса?

— Да, представьте. Всего три паса и время закончилось. Всё, попробуй, докажи. Табло не работает, а у них контрольные часы. Вот они и сказали, что время вышло, и ты уже ничего не докажешь. Это раньше практиковалось.

— А самое памятное для Вас достижение?

— Да вот у вас тут, в Запорожье играли, в 1977 году мы здесь выиграли Кубок Европы. У Магдебурга выиграли 1 мяч, тоже очень тяжёлая игра была. Чемпионат Советского Союза, всегда очень трудные матчи были, всё время были тяжёлые. Одна из самых тяжёлых встреч, когда уже я был тренером сборной России, была игра со Швейцарией в отборе на чемпионат Европы. Мы проигрывали в первом тайме 9 мячей, но в итоге за 2 секунды в конце забили мяч и выиграли поединок. Это была моя первая самостоятельная работа с национальной сборной России. В первом тайме мы развалили защиту полностью, но во втором уже перестроились и успели отработать, вот так и выиграли. Это нас и спасло, мы потом вышли на Кубок Европы. Из десяти игр девять мы победили и одну проиграли.

— А кроме гандбола время на что-то ещё остаётся? Хобби какие-то есть?

— Нет уже, не хватает. По жизни уже не хватает. В 7 утра встаёшь, в 8 вечера домой приезжаешь, на данный момент вот так. От этого уже никуда не денешься. Даже при желании никак не успеваешь. Десять дней отпуска было, а потом укомплектация команды, думаешь над тем, как добиться в кратчайшие сроки максимума, как показать спортивный результат. А для этого очень много нужно работать, потому что чудес на свете не бывает. Чудеса надо показывать на площадке. Это большой, тяжёлый, объёмный труд. Тем более, если мы говорим, что у нас отстают. А раз отстают, значит нужно максимально трудиться, для того, чтобы подняться и быть не хуже, чем в Европе.

— Николай Николаевич, у Вас есть мечта, которая так и осталась мечтой, как у игрока?

— Конечно, хотелось бы выиграть Олимпийские игры. Вот это была мечта. Я тогда и попал в сборную, и было желание работать. Но мы стали только пятыми. Так, конечно, должен быть максимальный спортивный результат. А это или звание чемпиона мира, или звание олимпийского чемпиона. Вроде победы на чемпионате Европы добился, а до мира и до Олимпиады так и не дотянули.

— Но ведь не только чемпионат Европы, у Вас ведь очень много достижений…

— Ну, все медали, которые были в советское время, у меня были. А вот с чемпионата мира… Разве что на чемпионате мира среди студентов вторым был, и тренером, и игроком. А выше не получилось.  Я рано и закончил карьеру, в 26 лет. Серьёзная травма колена и всё… Я уже в 28 лет тренировал команду МАИ. Поэтому век спортивный был короткий, ну, скажем, 4-5 лет. За это время чемпионат СССР выиграли, Спартакиаду народов выиграли, Кубок вооружённых сил выиграли. Все медали, которые были в Советском Союзе, — все мы выиграли. Век короткий, но яркий был.

— Ну и напоследок… Николай Николаевич, хорошая работа есть у многих, но далеко не у всех она же – любимая. Люди, которые любят свою работу – счастливые люди. Вы счастливый человек?

— Я думаю, что да. Хоть и тиран.

— Вы тиран? Перестаньте…

— Я справедливый тиран (смеётся)

— Но ведь в спорте по-другому не получится.

— Да, конечно. Конечно, я счастливый, столько отдал своей жизни полностью спорту, столько людей воспитал. Сколько моих воспитанников уже тренерами стали, даже заслуженными тренерами России, те, которых я ещё в детстве взял.
   Я считаю, что здесь большую пользу приносишь и государству. Правда, государство не особо оценивает такой тяжёлый труд, а на самом деле, конечно, ты счастлив. Счастлив от того, как много ты дал целому поколению, и не одному. По возрастам, если посмотреть, сколько поколений вышло, — там этих мастеров спорта сотни, международников много.

— А сколько ещё будет впереди.

— Конечно, было бы здоровье. Я даже не сомневаюсь. Было бы желание и настроение. Самое главное – передать свой богатый опыт, который был набран за пятьдесят лет, нашим людям. А не куда-то ехать, чтобы потом там начали работать по твоей системе и гонять твоих же детей.

Пресс-атташе «Лиги Днепр»
Юлия Брык

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *